Русская Православная Церковь - Симбирская Митрополия
БАРЫШСКАЯ ЕПАРХИЯ

По благословению епископа Барышского и Инзенского Филарета

События

9 нояб. 2017 г. 20:13

Подведены итоги конкурса "Красота Божьего мира"

С 1 сентября по 1 ноября 2017 года в Барышской епархии проходил региональный этап Международного конкурса детского творчества «Красота Божьего мира». В епархию поступило 136 художественных работ от воскресных и общеобразовательных школ, школ искусств, лицеев и детских садов.


9 нояб. 2017 г. 19:54

Ждём пополнения из Николаевки

Православный военно-патриотический клуб "Пересвет" при Жадовском мужском монастыре с каждым годом расширяет свою географию. В конце октября, начале ноября этого года, сразу два отделения открылись в Николаевском районе Ульяновской области.


9 нояб. 2017 г. 13:37

Торжества в честь празднования Казанской иконы Божией Матери прошли в Жадовской пустыни

В день празднования Казанской иконы Божией Матери центром духовного празднования в Барышской епархии стала Жадовская пустынь. Несколько сотен паломников из разных уголков региона, не испугавшись непогоды, съехались в отдалённую обитель, чтобы помолиться вместе с епископом Барышским и Инзенским Филаретом и братией монастыря. К тому же, в обители сейчас гостит икона с частицей святых мощей блаженной Матроны Московской.


9 нояб. 2017 г. 12:54

Новая икона в старинном храме

Храм трёх московских святителей: Петра, Алексия и Ионы села Забалуйка Инзенского района Ульяновской области, это территория Барышской епархии, обрёл образ одной из своих небесных покровительниц - преподобномученницы Параскевы Римской.


9 нояб. 2017 г. 12:36

XVI епархиальные Рождественские чтения Кузнецкой епархии

2 ноября 2017 года председатель миссионерского отдела Барышской епархии протоиерей Илия Арланов принял участие в заседании миссионерской секции на тему "Православная традиция и современные вызовы", которое состоялось по благословению Преосвященного Нестора, епископа Кузнецкого и Никольского, в рамках епархиальных Рождественских чтений "Нравственные ценности и будущее человечества"



Карта приходов



Священномученик
Александр Телемаков

Житие
Храм
Видео
Молитвы

Житие

Будущий священномученик Александр Телемаков родился 6 декабря (по старому стилю - в день церковной памяти святителя Николая, Мир Ликийских чудотворца). Родился в 1870 году, в городе Сызрани (тогда – Симбирской губернии, сегодня – Самарской области), в семье чиновника 2-го разряда. Конечно, не было случайностью рождение этого ребенка в день церковной памяти Небесного покровителя его отца – Николая Телемакова. Родительская семья будущего священномученика была верующей и благочестивой. Младенец, а затем и отрок Александр с радостью шел в храм – дом Божий, полюбил в молитве обращаться к Спасителю, своему Небесному Отцу. Александру особенно нравилось молиться в Феодоровском храме Вознесенского мужского монастыря (который милостью Божией сохранен и поныне), где находился древний чудотворный список с Феодоровской иконы Пресвятой Богородицы. Именно в отрочестве Александр решил посвятить себя служению Церкви Христовой.

В 15 лет Александр приезжает из Сызрани в Симбирск и успешно сдает экзамены в Симбирскую Духовную семинарию. Учится Александр блестяще, удивляя преподавателей своими способностями и усердием. Поэтому выпускник семинарии не был направлен, как тогда практиковалось, в один из сельских приходов обширной Симбирской епархии для получения практических навыков служения. Епархиальное начальство решило, что он достоин начать свое служение в губернском граде, и не в обычном храме: 2 августа 1890 года двадцатилетний Александр Телемаков был определен псаломщиком в Симбирский кафедральный собор, в котором прослужил три года. В сан он не был рукоположен сразу по причине своего тогда еще безбрачного положения – к выбору спутницы жизни будущий батюшка подходил серьезно. Спустя три года, летом 1893-го, Александр был обвенчан со своей будущей матушкой, тогда двадцатилетней девицей Анной Степановной Платоновой. А 8 сентября того же года Преосвященным епископом Симбирским и Сызранским Варсонофием псаломщик Александр Телемаков был рукоположен во священника и направлен на служение на свой первый приход – в с. Мариополь Карсунского уезда.

Здесь молодой батюшка прослужил четыре года. Одновременно с выполнением пастырских обязанностей отец Александр занимался обучением детишек в местной школе грамоты, где преподавал Закон Божий, чтение и письмо. Во время жительства в Мариополе в семье Телемаковых родился первенец, которого отец Александр назвал в честь Николая Чудотворца, в день памяти которого он сам появился на свет Божий.

В начале октября 1897 года епископом Симбирским Никандром отец Александр был награжден первой своей церковной наградой – набедренником – и назначен настоятелем в село Коржевку того же, Карсунского, уезда (сейчас это Инзенский район Ульяновской области). Коржевка была старинным селом, основанным в семнадцатом веке, практически одновременно с губернским городом Симбирском. В год приезда в Коржевку отца Александра в нем было 469 дворов и около двух с половиной тысяч жителей, а в год приезда молодого батюшки село отмечало двадцатилетие освящения построенного усердием прихожан храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы. При этом храме с 1891 года действовала церковно-приходская школа, заведующим которой и стал сразу по приезде в село отец Александр. В этой же школе батюшка стал преподавать Закон Божий, а одновременно стал и законоучителем в местной земской школе (для отца Александра народное, в полном смысле этого слова, образование было одной из важнейших сфер жизни).

В Коржевке семья батюшки вновь пополнилась – в 1897 году родился сын Федор, в 1899 году - Александр, а в 1902 году на свет появилась первая дочь – Анна. Затем Господь послал этому уже немалому семейству еще детишек – в 1904 году Екатерину, а в 1906 году – сына Алексея. В 1908 году, в год перевода отца Александра в соседнее с Коржевкой село Чумакино, матушка Анна родила дочь Наталью.

На новом месте, в Никольском храме села Чумакино, батюшка прослужил почти 25 лет. И все эти четверть века он был ревностным пастырем, которого любили и почитали прихожане. Здесь, как и на двух предыдущих своих приходах, отец Александр много времени и сил уделял образованию крестьян. Вплоть до октябрьского переворота 1917 года он был учителем Закона Божия в местной земской школе, научая детей Слову Божию, прививая им нравственную потребность следовать Заповедям Господним, открывая ученикам мир безграничной любви Христовой. Отец Александр был и неординарным организатором, церковным и административным деятелем. На протяжении десяти лет, до 1908 года, батюшка избирался членом совета по 6-му Карсунскому благочинному округу, а в феврале 1908 года стал благочинным этого округа.

Деятельность отца Александра Телемакова не оставалась незамеченной церковным и светским начальством. В 1914 г. батюшка был награжден наперсным крестом, выдаваемым Святейшим Синодом. За заслуги в деле народного образования он был награжден медалью в честь юбилея организации в России приходских школ, а также был удостоен медалью в память царствования императора Александра III.

В Чумакино семья отца Александра вновь пополнилась. В 1910 году в семье батюшки родился сын Сергей, а в святочные дни 1912 года Господь даровал ему и девятого ребенка – дочь Нину. Семейство отца Александра жило дружно и спокойно, в любви и согласии. Своей домашней церкви, как, по православной традиции, называют христианскую семью, батюшка уделял особое внимание. Дети росли верующими, почитающими родителей, помогали друг другу, заботясь о каждом члене многочисленного семейства. Старшие дети уже выросли и начали самостоятельную жизнь: Николай и Федор стали офицерами и находились на военной службе (первый на флоте, а второй в пехотных войсках). Дочь Анна стала учительницей. Младшие учились в школе, а самые маленькие наполняли дом священника своим смехом и беззаботным весельем.

Жизнь священника проходила в трудах. В небольшом хозяйстве семьи Телемаковых была одна лошадь и корова, собственный деревянный дом с 15 десятинами земли - жили небогато, но и не бедствовали, зарабатывая кусок хлеба в том числе и своими руками, занимаясь крестьянским трудом.

Однако спокойному течению жизни в семье отца Александра, как и вообще жизни государства российского, положил конец приход к власти безбожников-большевиков, которые практически сразу же поставили Церковь вне закона, духовенство объявили врагами народа и начали на них гонения. Стараясь не вникать ни в какие политические дрязги, вообще будучиаполитичным человеком, отец Александр старался и при новой, враждебной власти с честью и усердием выполнять своё самое важное служение – у престола Божия. Для него самым главным стало сохранить свою паству от бесовской безбожной заразы, которая, подобно плесени, стала покрывать души человеческие.

А власти покоя священнику не давали. Сначала, в 1925 году, он был лишен избирательных прав как «служитель культа». Потом у батюшки отобрали землю, оставив многодетной семье лишь две десятины, за которые сельсовет наложил на отца Александра непомерно высокий налог. За неуплату этого самого налога в 1928 году священника «раскулачили», отобрав у него и землю, и собственный дом со всеми надворными постройками, и лошадь, и корову. Семья священника осталась практически без средств к существованию (доходы от служения в церкви у батюшки были мизерные – ведь и у прихожан храма отбирали землю, зерно, скотину, обрекая их на полуголодную жизнь) и переселилась жить в церковную сторожку.

В начале 1930-х годов Поволжье охватил искусственно созданный властями голод, который усугубился страшными эпидемиями и мором. В это время семью отца Александра постигло большое горе – из-за голода и душевных страданий скончалась матушка Анна, с которой священник прожил почти сорок лет в любви и согласии. Дети отца Александра стали покидать село: кто-то учился в городе или районном центре, кто-то из подросших чад решил не обременять отца лишним ртом и уехал самостоятельно добывать пропитание в голодавшей России. Старший из детей, Николай, жил в Ленинграде, работал в каком-то тресте, и взял к себе младшего брата Сергея. Федор работал в лесхозе на Урале, а Алексей жил в Казани и работал бухгалтером на заводе.

В начале 1930-х годов начались повальные аресты православного духовенства по совершенно безосновательному обвинению в препятствовании организации колхозов. Чтобы арестовать и обвинить священников и верующих мирян, в недрах ГПУ создавались фиктивные обвинения в организации духовенством контрреволюционных групп в различных селах, а также в распространении этими группами провокационных слухов и антисоветской агитации.

В самом начале 1932 года Сызранским ОГПУ была «вскрыта» так называемая сеть контрреволюционных группировок на территории нынешнего Инзенского района. Были проведены аресты, возбуждены уголовные дела. По одному из таких дел были привлечены к ответственности 22 человека, в том числе и 4 священника, среди которых и священник Александр Телемаков.

Согласно обвинительному заключению, все осужденные были изобличены в том, что«в целях борьбы с Сов. властью… создали в селах Инзенского и Чамзинского районов контрреволюционные группировки из среды местных религиозных фанатиков,… проводили нелегальные сборища для читки поучений черносотенного характера, книги Сергея Нилуса, а также старо-церковно-монархических книг (Библия, житие святых, Иоанна Златоуста и т.д.), используя для этой цели предрассудки крестьянских масс, и проработки прочитанного в духе его преломления к настоящему времени». Даже Священное Писание и жития святых отцов новая власть читать священникам не позволяла!

Арестованным по этому делу также поставили в вину, что их дома «являлись притоном для странствующего монашествующего элемента, служителей религиозных культов, разных проходимцев-старцев и т.д.». Именно этим словом – «притон» – назывались в «стране советов» дома тех, кто давал приют нуждающимся в крове и куске хлеба. Таким было нравственное состояние большевистского общества: священники, монахи и старцы полноценными людьми не считались, а любая помощь им вызывала, в лучшем случае, насмешки и презрение.

Практически всем привлеченным к ответственности по делу контрреволюционных группировок Инзенского района вменялось в вину знакомство с тайно ходящей по рукам и читаемая многими книгой С. Нилуса «Протоколы сионских мудрецов». Безусловно, для власти, у руля которой стояли в основном представители еврейской национальности, эта книга была как страшное оружие. Отцу Александру Телемакову в вину поставили и ведение личной переписки с автором книги, Сергеем Нилусом. Вот часть обвинительного заключения, касающаяся непосредственно священника Александра Телемакова: «Телемаков Александр Николаевич – активный член руководящего ядра, совместно с Демкиным организовал группу религиозных фанатиков 12-15 человек, и под видом чтения и пения книг Священного Писания проводили антисоветские и антиколхозные беседы. Совместно с Демкиным имел переписку с автором книги Сергеем Нилусом, широко популяризировал и распространял поучения черносотенского характера, распространял провокационные слухи, как-то: пришествие Иисуса Христа, о предстоящем Божием суде и т.д.» Вот и все обвинение в адрес батюшки. Но как еще можно назвать безбожную антихристову власть, когда для нее второе и славное пришествие Господа нашего Иисуса Христа и грядущий Страшный Суд есть не что иное, как «провокационные слухи»?!

В дневнике осужденного в 1933 году священника Багрянского есть такие строчки об отце Александре и его мнении о «Протоколах»: «Отец Александр Телемаков знаком с книгой Нилуса прежде, чем я приобрел таковую. Во время наших с ним бесед он говорил, что евреи народ умный, всё может быть. Что, может, они и составят свое царство в Палестине, но когда это будет или не будет, нам не известно. Что же касается воцарения израильского царя, то это России не коснется, потому что Россия будет самостоятельным царством».

Именно исходя из вышепроцитированных «фактов», 25 февраля 1932 года отец Александр Телемаков был арестован Сызранским оперсектором ОГПУ и помещен в Сызранский дом заключения. Во время допроса, который состоялся через два дня после ареста батюшки, на вопрос следователя о проводимой им контрреволюционной работе и агитации отец Александр ответил: «Я лично, кроме работы по укреплению христианской веры и защиты Церкви, никогда никакой работы не вел».

Но для советской власти признание священника в том, что он укреплял веру и защищал Церковь, уже было признанием в самых явных и неоспоримых преступлениях.

За свою веру, служение Богу, проповедь Второго и славного пришествия Спасителя священник Александр Телемаков был приговорен к 5 годам заключения в концлагерь. Наказание батюшка отбывал в Архангельской области, участвуя в строительстве Беломорканала. Претерпев страшные лишения, холод и голод, тяжкий рабский труд, издевательства и беззакония, 64-летний батюшка выжил. В конце 1934 года он был досрочно освобожден из заключения - как сказано в одном из документов в уголовном деле, по болезни.

Отец Александр вернулся в село Чумакино. Больше ему ехать было некуда, а обременять детей присутствием в семье отца-«врага народа» батюшка не захотел. Храм в Чумакино к тому времени был уже закрыт, и вновь начать богослужения в нем не было никакой возможности. Однако народ нуждался как в духовном окормлении, так и в совершении Таинств и треб. Крестить новорожденных, отпевать умерших и совершать молебны батюшка начал у себя на дому. Согласно тогдашним понятиям, деятельность батюшки была противозаконна – ведь он не имел регистрации в НКВД как «служитель культа», а совершение религиозных обрядов на дому запрещалось уголовным кодексом. Но священник сознательно шел на этот риск – его прихожане нуждались в молитве и пастырском попечении.

Батюшка не оставлял и мысль о возобновлении храмового богослужения. Жители Чумакино обращались с просьбами об открытии церкви к сельским и районным властям. Однако ничего существенного добиться им не удалось. Да и странно было бы ожидать от атеистической власти разрешения на открытие ей же самой закрытого храма. Но всё же верующие села надеялись на то, что в церкви опять зазвучит молитва. Вновь и вновь они обивали порог сельсовета, просили, умоляли, даже угрожали жалобами в вышестоящие органы – ведь новая конституция гарантировала им свободу вероисповедания!

В конце 1936 года Чумакинский сельсовет, для видимости, пошел на уступку: обещал открыть храм, если церковная община подготовит к оплате налоговые сборы в сумме 1132 рубля. Тогда, по словам председателя, служба в церкви будет беспрепятственно разрешена, а сам храм будет передан верующим в аренду. Это условие было практически невыполнимым. Найти такую сумму в селе, где крестьяне фактически не имели денег! Церковный совет созвал собрание, на котором верующие постановили – нужно собирать средства. И практически невозможное, с Божией помощью, стало возможным! Селяне отдавали церковному совету последнее, приносили муку, зерно, яйца – кто что мог. Продукты продавались, а вырученные деньги складывались в кассе прихода. После Рождества Христова установленная сумма была сдана в сельсовет. Требование, выдвинутое церковной общине, было выполнено, и на праздник Богоявления Господня, 19 января, в чумакинском храме вновь восславили Создателя и освятили крещенскую воду. Счастью православных не было границ!

Но радость была недолгой. После воскресной Литургии 21 февраля 1937 г. председатель сельсовета вновь закрыл храм. Никакие доводы верующих и требования церковного совета на него не действовали. Богослужение было категорически запрещено, более того, не разрешалось и проведение общих собраний верующих по вопросу открытия церкви. 4 марта и 7 апреля православные обращались с жалобами в Инзенский райисполком, однако никаких результатов они не добились. А председатель сельсовета, которому вышестоящие товарищи отписывали жалобы селян, заявлял, что, так как церковь одурманивает людей, а члены церковного совета являются «вредителями и возмутителями народной темной массы», то храм больше никогда открыт не будет.

26 мая 1937 г. обманутые и возмущенные жители села направили жалобу уже в высшую инстанцию, в Куйбышевский облисполком, где подробно описали свои злоключения. В своем обращении, между прочим, сельчане указали, что, по данным последней переписи, население в селе составило 1178 человек обоего пола, и из них указало себя неверующими меньше тридцати человек - остальные открыто исповедовали себя православными. Исходя из этого, храм населению Чумакино крайне необходим. Нужно отметить эти скупые цифры – они так красноречиво говорят о той титанической работе по сохранению веры, которую проводил отец Александр. Ведь нужно помнить, что жители села открыто называли себя верующими в самое страшное время гонений на Церковь! И это тоже было исповедничество. И тоже было немалой заслугой простого сельского батюшки – отца Александра Телемакова.

Жалоба возымела эффект. Неожиданный. В августе из Куйбышева жалобу переслали в Инзенский РК ВКП(б), а секретарь райкома отправил ее начальнику райотдела НКВД с припиской: «Следует обратить внимание на пункт по вопросу переписи и данных о количестве населения – т.е. установить, откуда они могли добыть эти сведения, не подлежащие оглашению». Вот что в первую очередь волновало власть, а отнюдь не просьба верующих о помощи.

Поручение местного партийного руководства в НКВД поняли как нужно. В отношении строптивого, с их точки зрения, чумакинского священника начался сбор компрометирующих материалов. В этих «показаниях», записанных следователем сухими фразами и с явным негативным отношением к священнику, можно прочитать о том, как жил батюшка после освобождения. «Телемаков начал подговаривать на свою сторону более религиозных лиц, которые бы пошли с ходатайством в райисполком по вопросу открытия церкви. Когда его стал вызывать райисполком для регистрации, то Телемаков на регистрацию не пошел, считая это грехом, и по его религиозным убеждениям считал роспись в регистрационной карточке как грех, как будто подпись антихристу» - говорится в показаниях на отца Александра ушедшего в раскол священника, жившего в соседнем с Чумакино селе. И дальше: «В настоящее время Телемаков занимается нелегальным крещением новорожденных у себя на дому, производит погребение умерших. Телемаков недоволен нашей конституцией, о которой говорит: «В конституции записано о свободном религиозном культе, но фактически… конституция существует лишь на бумаге, а на деле ее нет».

В показаниях заведующего чумакинским сельским клубом можно прочитать: «Мне хорошо известно, то гр-н Телемаков без определенных занятий, одинокий, занимается бродячей жизнью по своему району. Часто приходит в дом монашки Калевой, куда и приезжают из других сел и районов религиозные церковники, где поп Телемаков проводит молебственные богослужения и ведет среди прибывших контрреволюционную агитацию – читает божественные книги».

Собранных таким образом сведений для обвинения было вполне достаточно.

24 декабря о. Александра арестовали и допросили. Во время допросов отец Александр категорически отрицал выдвигаемые против него обвинения в контрреволюционной и антисоветской деятельности. Весь протокол допроса уместился на одном листе. Уже на следующий день после допроса в Инзенском РО НКВД было готово обвинительное заключение, отправленное сразу же в областной центр. В этом документе, в частности, было сказано: «Проживая в селе Чумакино, Телемаков, будучи недоволен на существующий Советский строй и будучи за последний год без определенного места службы, вел усиленную агитацию за богослужение. С этой же целью без ведома Сов. власти, без регистрации в РИК самостоятельно в начале 1937 года начал было служение в церкви, у себя на дому, а последнее время устраивал молебствия – крестил детей и давал направление церковному совету, писали в центральные органы разного рода жалобы и т.д.». Одним словом, по мнению властей, священник был явным контрреволюционером.

Всего лишь через четыре дня после ареста батюшки, 29 декабря 1937 года всемогущая «тройка» при УНКВД по Куйбышевской области вынесла свой вердикт: “Телемакова Александра Николаевича, рождения 1870 года, уроженца г. Сызрани, русского, гр-на СССР, до ареста священника с. Чумакино Инзенского района, обвиняемого в преступлениях, предусмотренных ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР, - РАССТРЕЛЯТЬ».

Еще сорок дней в переполненной духовенством ульяновской тюрьме ждал окончания земной своей жизни отец Александр. За решеткой он встретил новый, 1938 год, тихой молитвой отпраздновал Рождество Христово, со слезами вспомнил последние водосвятия в своем храме в день Крещения Господня. Сретение же Господне (Встреча Господня) стало последним земным праздником для священномученика Александра. В дни отдания праздника Сретения, 19 февраля 1938 года, 68-летний отец Александр Телемаков принял мученическую кончину и встретился в Царствии Небесном с Тем, Кому посвятил свою жизнь.

«Акт 1938 года, февраля месяца, 19 дня. Мы, нижеподписавшиеся сотрудники Управления НКВД по Куйбышевской области, составили настоящий акт в том, что нами сего числа, на основании постановления тройки при Управлении НКВД по Куйбышевской области от 29.12.1937 года, в городе Ульяновске, приведен в исполнение приговор тройки в отношении Телемакова Александра Николаевича, приговоренного к высшей мере наказания – расстрелу.

Настоящий акт составлен в 1 экземпляре.

Сотрудники Управления НКВД (подписи)».

Этот акт – страшный документ об убийстве с точки зрения мирской, и акт мученической кончины служителя алтаря Божьего.

Место последнего упокоения священника Александра Телемакова неизвестно.

День ежегодной общецерковной памяти священномученика Александра Телемакова, пресвитера Чумакинского, установлен в день его праведной кончины – 19 февраля по новому стилю.



Храм священномученика Александра Телемакова Чумакинского в с.Чумакино Инзенского р-на Ульяновской области

Храм священномученика Александра Телемакова Чумакинского с.Чумакино Инзенского р-наИстория храма:

В селе Чумакино Инзенского р-на Ульяновской области, где служил в последние годы своей жизни священномученик пресвитер Александр Телемаков, построен храм, который и освящен в честь этого славного новомученика.

Строительство храма окончено в апреле 2012 года. 30 апреля совершено малое освящение храма.

Настоятель храма: иерей Борис Михайлов

Адрес: 433021, Инзенский район, с. Чумакино



Видео

Молитвословия сщмч. Александру, пресвитеру Чумакинскому

Тропарь, глас 3

Церкве Русския столпе непоколебимый,/ благочестия правило,/ жития евангельскаго образе,/ священномучениче Александре,/ Христа ради пострадавый даже до крове,/ Егоже моли усердно,/ яко Начальника и Совершителя спасения,/ Русь Святую утвердити в Православии// до скончания века.

Кондак, глас 2

Восхвалим, вернии,/ изряднаго во священницех/ и славнаго в мученицех Александра,/ Православия поборника и благочестия ревнителя,/ земли Русския красное прозябение,/ иже страданием Небес достиже/ и тамо тепле молит Христа Бога// спастися душам нашим.

Величание

Величаем тя,/ священномучениче Александре,/ и чтим честная страдания твоя,/ яже за Христа/ во утверждение на Руси Православия// претерпел еси.



Вверх